Банки отказываются участвовать в приватизации Роснефти
Компании
08.02.2017 00:50

Продажа 19,5% акций Роснефти консорциуму инвесторов, в который вошли катарский инвестиционный фонд и Glencore, продолжает вызывать вопросы.

В декабре стало известно о крупнейшей с 90-х годов приватизационной сделке в РФ — продаже 19,5% акций Роснефти (MICEX: Rosneft [ROSN]). Пакет акций был продан за 10,2 млрд евро консорциуму инвесторов, в который вошли катарский инвестиционный фонд Qatar Investment Authority и швейцарский нефтетрейдер Glencore (LSE: Glencore [GLEN]).

В начале января группа Intesa заключила кредитное соглашение c консорциумом Qatar Holding — Glencore, предоставив ему 5,2 млрд евро на покупку акций Роснефти. Представитель банка тогда сообщал, что Intesa будет привлекать другие банки, чтобы разделить с ними этот кредит.

Теперь банки, с которыми итальянская Intesa хочет разделить кредит на 5,2 млрд евро, выданный покупателям пакета, требуют ясности в отношении структуры владения приватизированной долей в Роснефти и отказываются от участия в синдикации, пока не получат всю информацию о сделке и ее конечных бенефициарах, сообщает издание GlobalCapital.

Пять источников в крупных европейских банках сказали, что не будут участвовать в синдикации кредита, пока не идентифицируют бенефициарных владельцев пакета акций Роснефти.

Схема вла­де­ния па­ке­том Рос­неф­ти при­во­дит к бри­тан­ской «дочке» Glencore и ком­па­нии, адрес ко­то­рой сов­па­да­ет с ад­ре­сом ка­тар­ско­го ин­вест­фон­да, а также к фирме, за­ре­ги­стри­ро­ван­ной на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах, ко­то­рая не обя­за­на на­зы­вать своих вла­дель­цев.

Недав­но при­ва­ти­зи­ро­ван­ным 19,5-про­цент­ным па­ке­том Рос­неф­ти вла­де­ет син­га­пур­ская струк­ту­ра QHG Shares. Она при­над­ле­жит лон­дон­ско­му ООО QHG Investments, у ко­то­ро­го два вла­дель­ца, в том числе об­ще­ство с огра­ни­чен­ной от­вет­ствен­но­стью, за­ре­ги­стри­ро­ван­ное в Лон­доне 5 де­каб­ря, QHG Holding. Один из парт­не­ров QHG Holding — ком­па­ния QHG Cayman Limited, за­ре­ги­стри­ро­ван­ная по тому же ад­ре­су на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах, что и меж­ду­на­род­ная юри­ди­че­ская фирма Walkers.

Имен­но из-за ис­поль­зо­ва­ния в схеме оф­шор­ной ком­па­нии невоз­мож­но на ос­но­ве пуб­лич­ной ин­фор­ма­ции опре­де­лить на­сто­я­ще­го соб­ствен­ни­ка.

Син­га­пур­ская ком­па­ния по­лу­чи­ла 5,2 млрд евро у Intesa, а QHG Holdings, лон­дон­ское об­ще­ство, вклю­ча­ю­щее фирму на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах, вы­сту­пи­ло га­ран­том этого кре­ди­та.

Источники РБК утверждают, что появление в структуре собственников офшора с Каймановых островов носит «технический» характер. Другой собеседник подтвердил, что Glencore и QIA — единственные бенефициары 19,5% акций Роснефти.

То, что Intesa ищет банки для синдицирования кредита уже после того, как она его предоставила, нетипично. Традиционно сделки клубного характера происходят без андеррайтинга, и участники синдиката видны сразу же.

Источник, близкий к консорциуму Glencore и QIA, предполагает, что Intesa не может собрать синдикат из-за сложной схемы обеспечения и гарантий по кредиту.

Ранее сообщалось, что обеспечением по кредиту Intesa служат все 19,5% акций Роснефти, а также права на дивиденды по этим акциям. Glencore обязался довнести в качестве залога до 1,4 млрд евро, если рыночная цена акций Роснефти опустится до определенного уровня, однако неназванные российские банки согласились переложить этот риск на себя на условиях, которые не раскрываются.

 

Читают: