Bloomberg: С чего начнется следующий финансовый кризис
24.10.2016 05:05

Проблемы в банковском секторе, рост долгов, трудности Китая и другие предпосылки наступающего коллапса.

Следующий год заканчивается на семерку. Для суеверных людей и любителей свободно трактовать статистику это означает возможное приближение очередного финансового кризиса. Крупнейший однодневный обвал в истории Уолл-стрит случился в 1987-м. Азиатский кризис разразился в 1997-м. Худший со времен Великой Депрессии глобальный кризис начался в 2007 году с банкротства ипотечных кредиторов Northern Rock в Великобритании и New Century Financial в США.

Конечно, невозможно заранее узнать дату начала очередного кризиса. Смысл в том, что подобные события случаются с завидной регулярностью. И некоторые предпосылки наступающего кризиса заметны уже сегодня.

Именно о них в своем ежегодном Глобальном отчете о финансовой стабильности, опубликованном в октябре, пишет Международный валютный фонд. Он не нагнетает страхи, но выражает озабоченность. На самом деле МВФ пишет, что кратковременные риски практически отсутствуют, и указывает на восстановление сырьевых цен, которое поддерживает экономики развивающихся стран. Кроме того, снижению рисков способствует политика «легких денег», проводимая в развитых экономиках.

Однако, по словам фонда, «в среднесрочной перспективе риски продолжают накапливаться». МВФ ссылается на политические разногласия, усложняющие решение укоренившихся проблем; некоторую слабость финансовых институтов в развитых странах и значительную корпоративную задолженность в развивающихся.

Такие умеренные риски могут некоторое время накапливаться, прежде чем вызвать кризис. Бесспорно, долги — фитиль почти каждого финансового пожара — быстро растут. По данным МВФ, общая государственная и частная задолженность за пределами финансового сектора «в настоящее время достигла максимума за все время», равного 225% от общемирового ВВП. Долги помогают росту, но в то же время ставят заемщиков в безвыходное положение. Если они объявят дефолт, пострадают кредиторы, которые, в свою очередь, тоже объявят о несостоятельности. Процесс будет нарастать лавинообразно.

Мировые банки сегодня сильнее, чем перед последним финансовым кризисом, но есть и важные исключения. Акции крупнейшего немецкого банка Deutsche Bank (NYSE: DB) потеряли 62% с максимума 2015 года, а его генеральный директор Джон Крайан до сих пор сопротивляется очевидному решению — выпуску новых акций, ведь оно приведет к разводнению имеющихся бумаг в обращении и снижению доли нынешних крупных акционеров. Немецкое правительство, выступавшее против спасения южноевропейских банков, настаивает на том, что не будет менять убеждений ради своего банка. Тем временем в Италии доля проблемных кредитов на балансах кредитных организаций составляет примерно четверть от ВВП страны.

Даже в США инвесторы, похоже, больше не верят в безопасность крупных банков. Об этом свидетельствует исследование, проведенное бывшим министром финансов Ларри Саммерсом и аспирантом Гарвардского университета Наташей Сарин. Они пишут, что акции крупных американских банков необычно дешевы, а «доверие инвесторов» к ним подорвано. Таким образом, в случае кризиса им придется погашать долги, ликвидируя активы.

Сверхнизкие процентные ставки мешают банкам противостоять кризису. Они ограничивают прибыли, необходимые для создания резервов, сокращая доходность выдаваемых кредитов. Кроме того, свой вклад вносит минимальная разница между краткосрочными ставками (по ним банки занимают деньги) и долгосрочными (по ним они кредитуют).

В 2018-м в США вступят в силу два новых правила. Их влияние начнет ощущаться уже в 2017 году по мере того, как банки будут к ним готовиться. Первое, от Базельского комитета по банковскому надзору, жестко ограничивает силу финансового рычага в банках. Второе требует от них ускоренного учета убытков по кредитам. Хотя правила призваны сделать банковскую отрасль безопаснее, они могут еще сильнее ударить по ее прибыльности. Дальнейшие попытки преодолеть трудности, не обращаясь к акционерам за дополнительным капиталом, только увеличат уязвимость банков.

Какой бы ни была нагрузка на обычные банки, они представляют собой гораздо меньшую опасность, нежели теневая банковская система, считает Винсент Рейнхарт, старший экономист Standish, подразделения BNY Mellon. «Недочеты» закона Додда-Франка о реформе Уолл-стрит, увеличившие затраты обычных банков, вызвали значительный рост менее регулируемых теневых банков. В их число входят хедж-фонды, взаимные фонды денежного рынка, кредиторы и заемщики ценных бумаг с Уолл-стрит.

Самым страшным источником риска выступает Китай. Темпы роста этой экономики были обусловлены стремительным увеличением кредитования компаний и домашних хозяйств, отмечает главный экономист азиатского подразделения Bloomberg Intelligence Том Орлик. С помощью СМИ правительство намекнуло, что рассматривает вопрос сокращения заемных средств в экономике. Орлик пишет:

«Пока неясно, будут ли их слова совпадать с делами».

Китайские банки — «основной риск, потенциальная бомба», считает Самуэль Мэлоун, директор отдела специализированного моделирования Moody's Analytics. Он проанализировал размер, хрупкость и взаимосвязанность крупнейших банков мира и пришел к выводу, что наиболее подвержены риску соседи КНР по Юго-Восточной Азии, особенно Сингапур. Китайская теневая банковская система огромна и плохо изучена, а ее убытки сразу ударят по обычным банкам.

В июне 2016-го главный экономист Citigroup Уиллем Буйтер дал интервью журналу пекинской школы бизнеса Cheung Kong Graduate School of Business. Он заявил об уверенности в том, что у властей достаточно инструментов для предотвращения полномасштабого кризиса, но они не хотят решать проблему до партийных выборов осени 2017 года. Проблема в другом. По словам Буйтера, он сомневается, что стоящие за финансовыми потрясениями силы будут ждать так долго.

источник: Where the Next Crisis Will Come From

 

Читают: